Хранители башен и подземелий
Этот сайт предназначен для того, чтобы показать примеры сохранения и использования вертикальных сооружений в России.
Коротко об исследовании и форуме.
Book design is the art of incorporating the content, style, format, design, and sequence of the various components of a book into a coherent whole. In the words of Jan Tschichold, "methods and rules upon which it is impossible to improve, have been developed over centuries. To produce perfect books, these rules have to be brought back to life and applied."
Front matter, or preliminaries, is the first section of a book, and is usually the smallest section in terms of the number of pages. Each page is counted, but no folio or page number is expressed, or printed, on either display pages or blank pages.
Если вы хотите рассказать нам о какой ни будь классной башне или подземелье - заполните форму

Заметили ошибку - пожалуйста напишите нам!
Выводы исследования
Each type of visual aid has pros and cons that must be evaluated to ensure it will be beneficial to the overall presentation. Before incorporating visual aids into speeches, the speaker should understand that if used incorrectly, the visual will not be an aid, but a distraction.
Краткая история башен
Башни - сложные инженерные сооружения, обычно причины их возведения это одна из двух крайностей.

Это может быть идеологическая доминанта, которая выражает триумф религии или идеологии, и становится уязвимой когда идеология попадает в опалу. Так в нашем городе исчезло большинство дореволюционных храмов, а те, что остались были лишены колоколен. Символом новой городской власти становились жилые башни советского авангарда, а позже - башня Горсовета с курантами и новое здание Облсовета. Можно рассуждать о том, на каком поле сражаются современные идеологи, пытаясь построить новые городские доминанты


Также башня может быть утилитарным объектом, который должен выполнять определенную функцию. Такие объекты тоже являются символом - триумфа технического прогресса. Так в нашем городе появлялись водонапорные башни, пожарные каланчи и башни связи. Однако такие башни тоже уязвимы - они погибают как только перестают выполнять свою функцию и прогресс идет дальше.


Метод исследования
Нам было интересно найти примеры музеефикации или превращения в общественное пространство башен и подземелий. Для этого было выбрано 38 городов с населением не менее 400 000 человек. Дальше мы искали по поисковым запросам «город+башня+музей», «город+башня+галерея», «город+башня+клуб», «город+старая башня».

Таким образом, мы находили проекты ревитализации башен в этих городах, а также в более мелких городах, находящихся в области искомых. В поиске попалось много проектов ревитализации башен, представлявших собой общественные движения или инициативы, которые продвигают идею сохранения или конверсии того или иного объекта, но пока не работают с самим объектом физически.

Нам было важно взять в исследование только проекты, которые ведут деятельность в настоящий момент, большая же часть найденных проектов была неактивна. Тем не менее, мы включили в исследование несколько прекративших существование проектов за их уникальный опыт, — на наш взгляд, они значительно продвинулись в своём деле или применили интересные нестандартные решения.

Исключением стали:

- кейс Башни Зеленой Волны в Санкт-Петербурге. Водонапорная башня была отдана природоохранному движению, которое своими силами восстановило ее и более 10 лет базировалось в башне, проводило там концерты и творческие вечера. К сожалению, в 2017 году Башня Зеленой Волны сгорела и сегодня деятельность в ней не ведется;

- кейс башни Врангеля в Калининграде. Огромное оборонительное сооружение было отдано частному инвестору для развития. Инициативная группа постепенно приводила сооружение в порядок, в части помещений на первом этаже был открыт ресторан. Для отопления ресторана была использована старая отопительная система — камины. К сожалению, проект был прекращен, так как у органов охраны были претензии к инициаторам;

- буквально до августа этого года в Башне пожарной части в Тюмени находилась резиденция художников. Башня была заброшена последние пару десятков лет. Год назад молодые уличные художники сквотировали пространство, сделав в нем на разных этажах мастерские и жилые комнаты. В августе 2018 года они решили узаконить свое присутствие и обратились в администрацию с просьбой передать им башню в пользование. В ответ они получили предложение с заведомо невыполнимыми условиями и требование покинуть башню. В начале сентября полиция заварила дверь на каланчу.
Вторая возникшая сложность - определить, насколько для нашего исследования интересна деятельность, которая не обращается к образу, истории башни, то есть ситуация, когда башня не является общественным культурным пространством или музеем.

Из 47 башен в 4 находятся рестораны, в 6 — обучающие центры и клубы, в 3 — офисы, в 2 — скалодромы; почти все эти проекты не эксплуатируют историю места, образ башни, либо делают это крайне поверхностно, в лучшем случае используя хотя бы фотографию башни:

  • в потрясающей по красоте водонапорной башне в Иркутске находится центр повышения личной компетенции Атман. Там проходят тренинги по самоисцелению, саморазвитию, бизнесу и НЛП. На сайте организации нет ни раздела об истории здания, ни даже фотографии башни;
  • в Выборге в Башне Ратуши находится музей церкви Божьей Матери Державной (новое религиозное движение), на сайте которой также нет ничего о самой Башне;
  • детская студия ИЗО «живые Акварели» располагается в одной из водонапорных башен Москвы, но фото и упоминание объекта в их группе можно найти с трудом;
  • офисные центры в водонапорных башнях Томска и Оренбурга также не эксплуатируют образ и романтику башен;
  • скалодромы в Тольятти и Екатеринбурге используют образ башни только в названии, привлекая посетителей необычностью своего размещения.
Эти кейсы, когда башню эксплуатирую не фанаты, а люди, которым просто нужно удобное пространство под их нужды, показывают нам, что приспособить башню под разные функции можно, что пространство башни может быть просто удобным, комфортным, приспособленным под разные функции.

Можно предположить, что раз сама башня для этих проектов не является супер-ценностью, то для пользования этими пространствами в них пришлось создать высокий уровень комфорта: отопление, водопровод, канализация, электричество — трудно представить себе ресторан или офис без всего этого, а музей легко.

Отдельный, ни на что не похожий пример — башня Лунева в Томске: водонапорная башня, выкупленная частным лицом и сейчас превращающаяся в жилой дом.

Имеет смысл особо отметить башни в сложных комплексах. Мы столкнулись с большим количеством музеефицированных оборонительных сооружений, кремлей и крепостей. Боясь утонуть в огромном количестве этих примеров, мы решили, что в исследование войдут только те башни, что сохранились в виде отдельного сооружения. Дело в том что в большом комплексе всегда есть дополнительные постройки, в которых можно расположить административно-бытовые помещения, провести мероприятия, сделать экспозицию, а башню оставить неиспользуемой, для красоты.

Мы постарались выбрать именно те примеры оборонительных сооружений, где осталась одна или несколько отдельно стоящих башен, и они сами по себе являются основным помещением проекта:

— это примеры из Выборга, Калининграда, Смоленска, Сызрани, Ярославля, Пскова;
— в исследование также вошли башни Казанского и Новгородского кремлей, несмотря на то что оба комплекса очень масштабны. В Нижнем Новгороде экспозиции музея располагаются непосредственно в самих башнях, в Казани сегодня обсуждаются проекты реставрации и приспособления для непосредственного использования Спасской башни и башни Сююмбике;
— также в исследование вошла Кузнецкая крепость в Новокузнецке, имеющая только одну башню.
Всё-таки самый распространенный способ приспособления башни - это музей. Музеи в башнях начали создаваться с 1960-х годов, когда этажность жилых домов выросла и водонапорные башни массово переставали функционировать. Некоторые из них были реконструированы в общественные пространства сразу, как только теряли основную функцию, не переживая периода разрухи и бесхозности. К сожалению, так повезло лишь единицам.

Из 46 исследуемых объектов 20 являются музеями. Но как мы уже увидели, это не единственная возможная функция.
Карта кейсов
Everyday we work hard to make life of our clients better and happier
Каталог башен и подземелий

Сызрань. Спасская башня